• «Уважаемые братья и сестры! Если у вас есть потребность пообщаться с батюшкой, обсудить ваши непростые жизненные обстоятельства, попросить его молитв, совета, духовной поддержки или у вас есть потребность в церковных требах (крещение, венчание, отпевание, освящение жилищ, места работы, транспортного средства), вы можете позвонить по телефону +7 (967) 282 85 06...

    previous arrow
    next arrow
    Shadow
    Slider

СОЗДАНИЕ МУЗЕЯ НАШЕГО ХРАМА (очерк 7)

На фотографии, предваряющей этот рассказ, показан первый этап создания колокола – изготовление его внутренней формы. Её выкладывают на дне литейной ямы из кирпича и обмазывают специальной смесью. После шлифовки поверхности на неё наносят восковую модель будущего колокола (снимок слева), а затем поверх восковой смеси крепят металлическую форму (снимок справа).

Между формами (внутренней кирпичной и внешней металлической) заливают бронзу. Под действием высокой температуры воск испаряется, а его место занимает металл. Далее остаётся только дождаться остывания колокола и освобождение его от внешней и внутренней формы1,2.

Казалось бы, не сверхсложный процесс, однако даже при современном производстве над созданием большого колокола трудятся высоко квалифицированные инженеры, технологи, физики, эксперты, художники, чеканщики, литейщики и формовщики.

В XVII веке, когда начали возводить каменный храм в Новой слободе, не было современных производств, но технологическая схема литья колоколов была такой же. На миниатюре (XVI век) видно, как из плавильной печи подаётся металл для отливки будущего колокола, находящегося в яме.

Прежде чем углубиться в средневековую металлургию, важно отметить значение колокололитейного производства. Дело в том, что в те времена колокола́ помимо своего прямого назначения (оповещения людей о важных событиях) имели ещё экономическое и политическое значение – кто умел лить колокола, мог лить и пушки. Огромные размеры колоколов (соответственно и размеры орудий) демонстрировали мощь и высокий технический уровень государства.

В то время многие страны стремились отлить самый большой, «первый в мире» колокол. Так же как в настоящее время высока конкуренция в высокотехнологичных отраслях, так и в прошлом державы соперничали в колокололитейном искусстве. Россия превзошла в этом все европейские страны. Наш Царь-колокол по праву считается самым большим в мире.

Для тех, кто хочет погрузиться в атмосферу средневекового литья колоколов, предлагаем прочитать записи в дневнике, которые сделал Павел Алеппский3 в 1654 году (текст приводится с сокращениями).

Павел отмечает, что в феврале на Ивановской площади Кремля была вырыта огромная яма и «мастер приступил к изготовлению колокола. Упомянутая яма, по глубине и ширине, вдвое больше печи для обжигания извести. Всю её, сверху донизу, выложили кирпичом и приступили к устройству внутри неё печи, которую топят со стороны, под землею, ночью и днём. Замешав глину, выложили из неё род купола, то есть составили сердцевину колокола, и обжигали глину огнём, который сделал её твердой, как железо; при этом пламя поднималось выше купола. Это обжигание продолжали до тех пор, пока не окончили форму – а мы всё время ходили на них смотреть.

Потом наложили на купол второй слой, соразмерно с первой формой, то есть такой же толщины и такого же объёма, около локтя или больше, и затем приступили к устройству верхней формы, окружающей колокол. Именно, привезли железные прутья, кривые, согнутые как лук, с крючками на концах, которыми их сплели между собою вокруг всей формы, наподобие того, как ткут циновки. Потом их тщательно обмазали глиной снаружи и изнутри и подвергали продолжительное время действию огня, так что всё обратилось в одну плотную массу.

После того форму крепко привязали сверху толстыми верёвками к большим медным блокам на самом верху четырёх столбов из крепкого дубового дерева … От верёвок, прикреплённых к форме, протянули кверху четыре конца и продели их в блоки, что внутри столбов над землею… Привязали те верёвки к колёсам… Затем множество стрельцов повернули некоторые из этих колёс с двух сторон одинаково, и тогда крышка, которую сделали как верхнюю форму, поднялась кверху; под неё подвели на краях ямы множество толстых брусьев и поставили прямо. Туда вошел мастер и вырезал письмена и изображения, какие было нужно: на одной стороне изображения царя и царицы и Господа Христа над ними, на другой – изображение патриарха Никона. Когда он кончил, спустились в яму, разрушили второй слой из глины, который сделали под конец, и хорошо очистили форму. Когда спустили крышку, на месте слоя образовалась пустота, куда можно было впустить расплавленную медь.

Затем как форму внизу, так и внутренность крышки, намазали обильно салом и жиром, дабы медь текла по ним быстро. Когда спустили крышку вниз, сошли в яму каменщики и сложили кругом формы, снизу доверху, прочную стенку из кирпичей в несколько рядов, дабы форма не поколебалась от тяжести и стремительного тока меди и таким образом эта последняя не пропала, вытекая наружу.

Приступили к постройке на краях ямы пяти печей из кирпича, весьма прочных, связанных железом снаружи и изнутри, обмазали их салом и сделали у них дверцы, опускающиеся и поднимающиеся посредством особого снаряда; дверцы эти железные; их обмазали с обеих сторон глиной, которую потом обожгли наподобие кирпича. Внизу каждой печи сделали отверстие, направленное к яме, дабы, когда расплавится медь внутри печей, вся она, по открытии отверстий, быстро потекла по пяти канавкам. Все это было устроено в течение нынешнего лета после праздника Пасхи …»

20-го сентября «замазали дверцы печей и развели огонь, поддерживая его в течение трёх дней, пока медь не расплавилась, сделавшись как вода. Её мешали через отверстие печных дверей длинными железными прутьями, которые раскалялись от чрезмерного кипения и жара. Затем собралось множество стрельцов и сняли крышу, сделанную из липовой коры, которая защищала то место от жары и дождя: боялись, как бы не случился в городе большой пожар от жара пламени, подобного, по истине, геенне огненной.

Прибыл один из архиереев, совершил над ямой водосвятие и благословил работы; тогда открыли пять нижних отверстий печей, и вся медь потекла по желобам, ведущим к месту поверх ушей колокола. Это было ночью, и смотреть никого не допускали. Медь не переставала течь до конца этого дня.

От большой своей тяжести она образовала внизу трещину и полилась между кирпичами, от чего уменьшился вес, назначенный мастером; но немедленно было доставлено множество меди и серебра и положено в одну из печей, которая еще была горяча; металл расплавился и был пущен на первый, пока форма не наполнилась совершенно. Понадобилось три дня, пока новый колокол не остыл. Тогда стали отнимать кирпичи и землю бывшие вокруг колокола, что продолжалось долгое время. Когда прошел слух о том, что царь едет, стали работать ночью и днём, и патриарх постоянно приходил с царским наместником надсматривать за работами и усиленно поощрял работников…

В течение долгого времени не переставали кирками отбивать от формы те места, по которым текла медь, и очищать их что продолжалось до 1-го декабря, когда решили вынуть колокол из ямы и повесить. Пришел один из архиереев со священниками и дьяконами великой церкви в облачениях: совершили вторично водосвятие, поставив подобие церкви Воскресения и Иерусалима, сделанное из серебра, и окропили колокол и самое место.

Машины и канаты были привязаны и приготовлены в нашем присутствии, и горожане сошлись на зрелище. Каждую из этих шестнадцати машин приводили в движение 70—80 стрельцов и над канатом каждой машины сидел человек, чтобы давать знать, как следует вертеть, дабы тянули все одновременно. То был день зрелища, какие бывают в жизни на счету. Многие верёвки полопались, но тотчас же были заменены другими. После величайших усилий и огромных, свыше всякого описания, трудов, по истечении трёх дней совершили поднятие колокола и повесили его над ямой на высоту около роста человека, при всевозможных хитрых приспособлениях.

Над отверстием ямы положили толстые бревна, закрыв её всю, над ними положили еще брёвен, пока этот чудо-колокол не стал на них, и тогда приступили к подвешиванию железного языка, который весит 250 пудов, а толщина его такова, что мы с трудом могли охватить его руками, длина же более полутора роста. Принялись очищать этот диво-колокол снутри и снаружи и полировать. При этом обнаружилось точное изображение царя и насупротив его царицы, а над ними Господь Христос, их благословляющий. Они находятся на лицевой стороне колокола, обращённой к великой церкви на восток от неё; на задней же стороне колокола изображение Патриарха Никона в облачении, в митре и с посохом, как он есть.

Под плечами колокола наверху изображены херувимы и серафимы с шестью крылами вокруг, а над ними идёт кругом колокола надпись крупными буквами, а также есть надпись по нижнему краю его… Когда мы входили под него, нам казалось, что мы в большом шатре…

Вышел колокол редкостный, одно из чудес света по своей громадной величине. Ничего подобного этой редкости, великой, удивительной и единственной в мире, нет, не было и не будет: она превосходит силы человеческие. Этот благополучный царь, соорудив её в своё царствование, превзошёл современных ему государей.

К нашему счастию, это было сделано в нашем присутствии. Некто, бывший в стране франков, сказывал нам, что в городе Париже, столице государя французов, есть колокол, подобный этому новому колоколу, но окружность его только в 70 пядей. Они хвастаются им, говоря, что нет ему равного в мире. Но этот чудо-колокол намного превосходит тот».

 

Из текста видно, что архиерей дважды благословлял работы – перед заливкой колокола и перед его извлечением из литейной ямы. Совершали также освящение самого колокола прежде поднятия его на колокольню. Чин благословения колокола4 предварялся и в наше время предваряется следующими словами: «Повесивши звон при церкви, якоже бы мощи и сверху и извнутрь окропленну быти, прежде даже не поставити его на колокольне, сим благословением благословити его подобает. Аще святитель сие действует, одеян во вся святительския одежды, или точию в мантию, в епитрахиль, омофор и митру (аще же священник, в епитрахиль и фелонь) исходит из церкве, и приходит к звону тамо убо предуготованной сущей воде священной и кропильнице, на честно покровенном столе, и начинает обычно: Благословен Бог наш…».

После пения псалмов дьякон или священник призывает: «…О eже благословити кампа́н сей, в славу святаго И́мене Своего, небе́сным Своим благословением, Господу помолимся.

О eже подати eму благодать, яко да вси слышащии звене́ние eго, или во дни или в нощи́, возбудятся к славословию И́мене Свята́го Твоего, Господу помолимся.

О eже гла́сом звене́ния eго утоли́тися и утиши́тися и преста́ти всем ветром зе́льным, бурям же, гро́мом и молниям, и всем врeдным безве́дриям, и злорастворeнным во́здухом, Господу помолимся.

О eже отгна́ти всю силу, коварства же и наве́ты невидимых врагов, от всех ве́рных своих, глас звука eго слышащих, и к де́ланию за́поведей своих возбуди́ти я, Господу помолимся. О eже изба́витися нам от всякия скорби…»

После чтения молитв иерей, взяв священную воду, кропит кампан от четырех стран eго сверху, окрест идый, глаголя: «Благословляется и освящается кампа́н сей окроплением воды сея священныя, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

«Благословляется и освящается кампа́н сей окроплением воды сея священныя, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

«Благословляется и освящается кампа́н сей окроплением воды сея священныя, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

Такожде и внутри eго кропя́ на четыре страны, тожде глаголет. «Благословляется и освящается кампа́н сей окроплением воды сея священныя, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

Посем, взем кадильницу, кадит кампан от четырех стран, извне и внутрь eго.

09.04.2019 г. Минск, освящение и поднятие колоколов на звонницу храма-памятника в честь всех святых. Фото Владимира Шлапака

Мы надеемся, что колокольня нашего храма будет реставрирована и на освящении её колоколов мы будем петь: «… Господи, ныне же вся посре́дственне де́йствуяй, гла́сом зво́на сего освяще́ннаго всякое уныние с лени́вством от сердец верных Твоих отжени́, страх же Твой в них с благочестием вкорени́ и спе́шных на молитву, скорых же ко всякому благому делу Твоею силою сотвори́, избавляя нас от всех наве́тов вражиих, и невредных от злорастворе́нных возду́хов заве́трения соблюдая, молитвами Богородицы и всех святых Твоих, яко Един Милосерд».

 

Комментарии, использованные и рекомендуемые источники:

  1. Полутон в двести тонн: как рождаются колокола https://www.popmech.ru/technologies/8236-poluton-v-dvesti-tonn-kak-rozhdayutsya-kolokola/
  2. Более подробно процесс изготовления колокола описан на сайте Общества церковных звонарей http://www.zvon.ru/zvon3.view3.page2.html
  3. Павел Алеппский. — Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века https://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/puteshestvie-antiohijskogo-patriarha-makarija-v-pocciyu-v-polovine-17-veka/3_26
  4. Чи́н благослове́ния кампа́на, си́есть ко́локола или́ зво́на колокола https://azbyka.ru/otechnik/Pravoslavnoe_Bogosluzhenie/trebnik-grazhdanskim-shriftom/83

 

Изображения взяты из следующих источников:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *